Глуховец Б.И. Репродуктивное здоровье современной семьи и его влияние на социо-экономические факторы


                    Глуховец Борис Ильич

д.м.н., профессор, директор Центра клинико-морфологической диагностики репродуктивной патологии, г. Санкт-Петербург

 

Репродуктивное здоровье современной семьи и его влияние на социо-экономические факторы

 

Тема семьи весьма многогранна. Среди этих граней, определяющих полноценность семьи, акушерско-гинекологическое здоровье, то есть здоровье матери, на наш взгляд является определяющим.

Вы хорошо понимаете, что в соответствии с социальной значимостью семьи мы в первую очередь обращаем внимание именно на социальные аспекты, нередко при этом упуская из виду биологическую сущность этого института, который совсем не нов, который сам по себе существует со времен Ноя, который во время потопа собирал каждой «твари по паре». Потому что всякая тварь заводит по Божьему помыслу семью. И поэтому мы все семейные, все нацелены на воспроизводство детей. То есть в основе семьи лежит детородный процесс. С точки зрения социологии семьи, семья может быть многодетной, малодетной, она может быть перспективной или бесперспективной, открытой либо закрытой.

А с точки зрения медика, могу вам сказать, что она может быть здоровой и больной. Что значит здоровая? Значит многодетная. Что значит многодетная? Значит воспроизводящая себя, то есть как минимум три ребенка. А что значит, больной это значит недоразвитой, то есть иметь менее трех детей. И чем больше эта недоразвитость, тем более она больна. То есть малодетная семья, это недоразвитая семья, это болезненная семья, которая требует постоянного внимания, постоянной заботы, постоянного надзора. И медицинского, и экономического, и социального. Эта та семья, которая может подорвать социальные основы нации. И поэтому я хотел бы поделиться с вами теми научно-практическими разработками, которые есть у нас в связи с этой темой.

Исходить мы с вами будем из общей формулы, согласно которой, благополучное общество это, прежде всего, благополучная, здоровая семья, это благополучные здоровые дети, а здоровые дети это здоровая мать. О чем идет речь? О том что, разумеется, наследственные факторы имеют большое значение при рождении ребенка, но не такое большое, как мы можем предположить. Основное наше внимание последние 10 лет, направлено на то, как влияет патология беременности, как влияют патологически протекающие роды на состояние здоровья и умственные способности новорожденных детей. В этом аспекте у нас получились очень интересные выкладки, с которыми я вас и познакомлю.

Женская детородная система имеет особое значение. Человек – это вообще системная структура. Есть сердечно-сосудистая система, есть дыхательная, система пищеварения и так далее, а есть репродуктивная детородная система у каждого из нас любого пола. У женщин она имеет особое значение, потому что мужчина это особь внешняя, а женщина внутренняя в плане репродуктивной функции.

Женская детородная система оказывает мощное гормональное воздействие на женский организм, она определяет женскую сущность, поведенческие реакции, умственные и профессиональные способности. То есть, искусственно блокируя функции яичников, женщина не может существовать как полноценный субъект. Отказавшись, таким образом, от деторождения, она теряет свой социально-биологический статус. С другой стороны, эта же детородная система, в отличие от всех остальных систем, может оказать существенное воздействие на социальное здоровье государства. Женщина может родить гениального человека, который обновит или даже спасет мир, или преступника, готового уничтожить этот мир. Это Богородица, чистейшая, целомудренная Женщина, родившая  Христа. Либо это женщина, родившая, к примеру, Гитлера. Вот вам коренные противоположные различия, варианты, которые может давать детородная система женщины. Поэтому к детородной системе мы должны обращаться постоянно, решая вопросы семейного благополучия.

Следующий тезис — больной ребенок – это больная семья. Больной, особенно умственно отсталый ребенок требует колоссальных моральных, экономических, физических затрат, нацеленных на его лечение. Ребенка надо лечить. Нет ни одной семьи, которая не лечит больного ребенка, для воспитания и образования которого необходимы дополнительные затраты. Причем больному ребенку необходимы особое воспитание, особое образование, на то, чтобы компенсировать его недостатки, комплексы биологической и социальной декомпенсации.

Ну что говорить у каждого есть на виду примеры. Вот семья счастливая — дети здоровы, они хорошо учатся, они хорошо себя ведут, они не склонны к преступлению. И больная семья – она потрясена болезнью ребенка, она перестает уже существовать как нормальный организм. И тут требуется самое активное внимание со стороны всего общества. Но самое обидное, что больного ребенка нередко не удается вылечить. То есть он остается в принципе инвалидом. Почему? Потому что ребенок — растущий организм. Это не взрослый человек, вот он заболел, вот он как-то компенсировался и вылечился, стал здоровым. А ребенок растет, и всякая болезнь нарушает его рост. Нарушает развитие всех его органов, включая головной мозг. Всякая болезнь снижает его интеллектуальный потенциал, продолжительность его жизни. И почему мы с вами живем не 120-150 лет как нам положено жить по биологической сущности, а в 2-3 раза меньше? Потому что мы очень часто болеем, не говоря уж о том, что мы рожаем больных детей.

В итоге, патология беременности, патология родов обеспечивает нам больное поколение. Это больные, неуправляемые подростки, которых надо воспитывать каким-то образом и реабилитировать, с помощью воспитательных социальных программ. Что на наш взгляд весьма не эффективно. Почему? Потому что у них испорчен головной мозг. Речь идет об энцефалопатии, о гипоксических повреждениях мозга в процессе беременности и родов. В конце концов, предрасположенность к наркотикам и алкоголю, даже к тому же табакокурению –  это есть фактор, обусловленный патологическим развитием мозга в связи с его повреждением в ходе родов или беременности. То есть эта ситуация тоже предсказуема, она в определенной мере обрекает человека на прием алкоголя потому, что без этого биологического стимулятора он просто жить не может. И по сему, мы можем предсказывать наркоманию, мы можем с ней бороться, но не в том аспекте, когда мы пытаемся вылечить наркомана, нужно предупредить его приверженность к наркотикам. Наконец, мы говорим о большом количестве инвалидов, о больных и рано умирающих пенсионерах. Современный средний мужчина в России, не доживает до пенсии и живет в среднем 57 лет. Кому это выгодно я не буду говорить. Если человек не доживает до пенсии это уж никак не выгодно семье, потому что она лишается кормильца, может быть государству это выгодно, не надо пенсию платить? Но это уже не мой вопрос.

Итак, далее хотелось бы обратить ваше внимание, на конкретные цифры, которые приводят чиновники. Эти цифры публикуются в специальной печати, но они должны публиковаться на страницах печати общественной, об этом должны все знать. Оказывается, что 70% беременных женщин больны, что число нормальных родов не превышает 30%. У больных матерей естественно рождаются больные дети. Заместитель бывшего Министра здравоохранения Ольга Викторовна Шарапова сообщает нам о том, что из тысячи детей родившихся живыми, пятьсот восемьдесят детей рождаются больными. Это сейчас они больные дети, потом они вырастут, начнут работать, потом Министерство обороны не сможет набрать должное количество призывников, потому что 70% из них больны. И когда спохватится Министерство обороны – что делать? А почему бы сейчас этому Министерству не обратить внимания на эти цифры. Потому что это будущие защитники, во-первых, а во-вторых, это будущие матери будущих защитников уже в следующем поколении. Эти будущие больные матери будут снова рожать будущее поколение больных детей. Это ведь конкретная угроза национальной безопасности. Но на эту угрозу никто не обращает внимания, потому что это угроза будет через 10-20 лет. Но кто-то должен обратить на это внимание? Ну не мы же, присутствующие здесь, на Конгрессе, которые не имеют возможности реально влиять на ситуацию. Это вопросы социальной политики, которая заложена в репродуктивной системе женщины.

Дальше я хотел бы поделиться нашей последней разработкой. Это проблема искусственного бесплодия. Давайте сразу поясним себе, что это такое. Естественное бесплодие это плохо. Мы его все боимся, ну как же – женщина бесплодна и она ощущает свою беспомощность, неполноценность. Она лечится, она обследуется, она хочет преодолеть это бесплодие. А искусственное бесплодие, что это? Естественное бесплодие это когда, женщина хочет рожать, но не может, а искусственное – может, но не хочет. Почему не хочет? Потому что нет социальной мотивации. Как можно рожать в обществе, которое предоставило возможность прерывать беременность на любом сроке, в любом учреждении. В любом месте можно избавиться от беременности. Как можно создавать большую, многодетную семью, если нет возможности содержать детей, нет своего жилья, нечем кормить и должным образом обеспечить детей. Как можно заводить многодетную семью, если нет возможности реально приблизиться к тому европейскому стандарту, который постоянно навязывается рекламой. Народ лишен реальной возможности заводить большую семью. Почему? Да вот только что сказали почему — детские сады невыгодно содержать. Лучше казино завести. Невыгодно содержать бесплатное здравоохранение, лучше направить усилия на какие-то другие программы. Недальновидность прослеживается во всей государственной политике, которая есть сейчас. Кто-то не задумывается, а кто-то реально думает о том, что если постоянно и планомерно разрушать детородную систему женщины, то в итоге будет то, что и имеем сегодня – а именно демографический кризис, я бы даже сказал – обвал. Предпосылкой для этого тезиса являются исторические данные. В прошлом веке женщины рожали по десять — пятнадцать детей. Каждая женщина как биологический и социальный объект может вполне благополучно родить 10-15 детей. Знающие историю, хорошо знают эти примеры. Сегодня государство дает возможность не рожать. Это и противозачаточные средства (есть индустрия по противозачаточным средствам), есть институты прерывания беременности, есть так называемые центры планирования семьи. Центры планирования семьи, я бы в кавычках поставил это «планирование», потому что центры нацелены на то, как предотвратить развитие беременности, вместо того чтобы обеспечить женщину должной, естественной плодностью, должной детородной функцией.

В итоге мы нарушаем уникальный биологический закон, универсальный закон. Согласно этому закону, искусственное ограничение функции любой системы приводит к патологическому состоянию, органов образующих эту систему. Меня поймут и механики. Если машина не работает, что с ней будет? Меня поймут социологи, если не работать с обществом, с коллективом что с ним будет. Меня поймут медики, которые, скажут да конечно, если у вас нога в гипсе, что с нею будет? Она атрофируется. Попробуйте поголодать месяц, что будет с вашим желудком? Это будет гастрит, вы можете умереть. Попробуйте не рожать года 3-4, 5-10! Вы испортите свою детородную систему и вам никогда уже не родить здорового, умного ребенка. Будет то, что мы имеем сейчас, то есть будет та продукция, которую мы имеем — продукция низкого качества. Мы говорим о низком качестве населения. Мы говорим о низких технологиях этого качества. Мы говорим о том, что мы сознательно испортили детородную систему своих женщин. И это беда не только нашей страны. Сегодня вся старая Европа ведет себя таким образом. Она забыла, что нарушает биологический закон, нарушает Божеский закон, который говорит: «Плодитесь и размножайтесь». И, в конце концов, мы сами роем себе могилу.

Сегодня существуют уже социальные последствия – снижение численности населения. Это разве не болезнь? Разве не опасность? Восстановить это практически уже невозможно, потому что процесс зашел слишком далеко. А увеличение числа разводов? Это та самая, больная, неполноценная, неэффективная семья. Семьи, в которых растет трое детей, практически не разводятся. А что говорить о семьях с четырьмя и более детьми? Ну, как можно бросить столько детишек, которые бегают и просят еды.

Детский алкоголизм, наркомания, преступность – это все поражение головного мозга. Вы понимаете, развитый головной мозг, полноценный, развитый в соответствии с необходимыми медицинскими канонами, когда все построено хорошо, не способен к преступлению. Этот мозг, который выполняет все заповеди. И не убий, и не укради, и не воруй, и не обидь. Потому что это не заложено в генетической сущности человеческой, чтобы кого-либо обижать, а вот если больной мозг — это его сущность. Это как раз отражение того, что он был поврежден. Это скорее даже не его вина, а беда. Хотя конечно мы не можем терпеть этого, и вынуждены заводить тюрьмы и бороться с этими нарушениями по сути врожденного порядка.

А что касается женщины самой? Ну, где вы сейчас найдете здоровую женщину? Пообследуйте любую женщину: эрозия, нарушения вагинально-цервикального биоценоза, миомы, нарушение менструального цикла. Сам менструальный цикл является ничем иным, как патологическим процессом. А что такое сексуальная революция? Это вынужденный ответ общества на невозможность рожать детей. Что такое половой акт? Это же не завершенный детородный акт. Если после детородного акта нет продолжения, нет беременности, начало будет бесконечно продолжаться. Этот половой акт будет продолжаться до той поры, пока не возникнет беременность. И лучшим средством от сексуальной революции является многодетность. Вот женщина забеременела и никакой сексуальной революции, никаких проституток, мы все беременны, у нас у всех есть дети. Мы все с вами заняты теми проблемами, которыми должно быть занято здоровое общество.

Наконец, патология беременности. Рассмотрим пример: десять лет искусственного бесплодия, то есть предохранения от беременности, потом супруги решают завести второго ребенка и второй ребенок с большой вероятностью принесет такие проблемы — токсикоз, угроза выкидыша, необходимость лечения. И поэтому надо хорошо помнить, что если женщина больна, – болеет ее ребенок в утробе, он вместе с ней переносит болезни. Это мешает ему развиваться. Он рождается недоношенным, он рождается маломощным, а потом мы прилагаем массовые усилия, чтобы довести его как-то до кондиции. Мы пытаемся исправить брак человеческого воспроизводства. Уважаемые коллеги, нужно понимать, что это бесперспективно. Любой мастер скажет, что лучше заново сделать, чем чинить испорченное. А здесь заново не сделаешь, это же человек. И в итоге, мы опять приходим к тому, о чем уже говорили. Мы с вами собрались здесь, чтобы обсуждать, как справиться с этим браком, может лучше его не допускать? Тогда и не будет лишних проблем.

Современная акушерская служба, государственные учреждения, конечно, принимают определенные меры, для того чтобы исправить ситуацию, но результаты плохие потому что, по сути, мы не обращаем внимания на неполноценную детородную функцию женщины. Возьмите больную семью, посмотрите на женщину, про которую говорят, что она плохая мать, так ведь она же больна, у нее гинекологические проблемы. Посмотрите на этих детей, они себя плохо ведут? Так они же больны, потому что они родились от больной матери. Но кто же помог им родиться здоровыми? Акушеры? Поздно. Это надо было решать до того момента, когда женщина стала беременна. То есть надо решать вопрос подготовки девочек к материнству. Нужно вводить институт материнства, как профессию. То есть материнство профессиональное, высшее образование по специальности – материнство. Хотите? Я хочу! Я на это очень рассчитываю! Иначе, нам с вами ничего не решить. Необходимо, чтобы детородная система женщины находилась в центре социальной и экономической политики государства. В этом есть не только гуманитарная, но и экономическая целесообразность.

Представьте себе такую фантастическую ситуацию, что у нас все дети здоровые, а это можно. Вы понимаете, ребенок не должен умирать, он рождается, чтобы жить, это не старик который, так или иначе, уходит из жизни. То есть в нормальных условиях, дети не должны болеть, так чтобы они от этих болезней умирали. Дети не должны болеть так чтобы, потом от этого страдало их развитие. В итоге, мы с вами избавимся от социальной болезни. Алкоголиков не будет. Алкоголизм предначертан необходимостью мозга получать этот биологический стимулятор. Не будет наркомании, потому что те эндорфины которые вырабатываются в нормальном, здоровом головном мозге, и помогают познать опьянение от радости, от счастья, от достигнутого успеха – это свойственно развитому мозгу, свойственно людям, которые достигают успеха. А люди, не достигающие успеха, чувствуют это только тогда, когда принимают наркотики. Это для них заместительная терапия. Они принимают наркотики, точно также как люди больные диабетом принимают инсулин. Мы лишаем их этих наркотиков и ничего взамен не даем. Они обречены на болезнь, это мы должны понимать. И мы должны перед ними склонить свои головы, извиниться, почему? Потому что мы ничего не сделали, чтобы избавить их от этой пагубной привычки. Я, конечно, утрирую сознательно, чтобы вы обратили внимание на другую сторону медали, потому что лечиться от наркомании нужно до того как родился этот больной мозг и тогда не будет никаких проблем. Но, наконец, мы, конечно, восстановим свой положительный демографический потенциал, если у нас все это будет, почему? Потому что здоровая женщина не может преодолеть инстинкт продолжения рода. Она не может отказаться от того чтобы быть матерью. Если она отказывается, она больна. У нее дисфункция яичников, у нее гормональная недостаточность, это больной человек. Понимаете, о чем речь идет? По-другому это никак нельзя воспринимать.

Ну и, наконец, по моему глубокому убеждению, ни одна экономическая программа не даст нам возможности выйти из того глубокого кризиса, в котором уже второй век находится Россия, до той поры пока мы не восстановим репродуктивную функцию населения. Общество, народ, семья, женщина. В основе женщина-Богородица, женщина, рожающая Бога-человека. Это реально, это достижимо. Можно рожать людей богоподобных. Иисус Христос – Сын Бога, совершенный человек, Его родила земная женщина.

В завершении, хотелось бы отметить, что у нас есть кое-какие успехи, которые позволяют значительно улучшить ситуацию.

Что мы делаем у себя в Ленинградской области? Я работаю именно в Ленинградской области, это область промышленная с одной стороны достаточная, с другой стороны обычная сельская, где люди живут трудно, живут не очень богато. Но у нас там не все так плохо, как в других областях, потому что у нас есть независимая экспертиза всех случаев детской и материнской смертности. У нас есть система, позволяющая прогнозировать заболеваемость детей и рожениц и целенаправленно проводить профилактику этих заболеваний. Это оказалось экономически целесообразно за счет того, что у нас снизились расходы на лечение и содержание больных детей. Вы знаете, для лечения недоношенного ребенка требуется сто долларов в сутки. Лечить его надо один, два, три месяца. Посчитайте, арифметика несложная. Сколько вы затратите тысяч долларов, для того чтобы сохранить жизнь, но не здоровье ребенка? Может быть, эти деньги потратить на то чтобы подготовить детородную систему женщины к наступлению беременности? Во всяком случае, деньги будут те же самые, а получим мы не недоразвитый плод, а нормального здорового человека. Здесь есть еще много других аспектов, которые уже были отмечены. Главное, что тратим мы мало, а эффект есть. Почему? Потому что были использованы резервы. И в итоге, самый большой показатель, который должен привлечь ваше внимание, это показатель перинатальной смертности. Данные Госкомстата, абсолютно официальные. У нас в 1,5 раза снизилась перенатальная смертность, в 1,5 раза по сравнению с Россией. У нас уровень смертности меньше чем в Санкт-Петербурге. Петербург и Ленинградская область, разные по уровню. То есть наша программа работает. Эту программу я могу показать более детально, тем, кто в этом заинтересован.

Благодарю за внимание!